Почему у нас депутаты выступают судьями, а генпрокурор подменяет адвокатов, заинтересовалась КП в Украине.
Расследование убийства сотрудницы Херсонского горсовета Екатерины Гандзюк, которая скончалась после длительного лечения ожогов от серной кислоты, из уголовной плоскости переходит в политическую. Почти не осталось медийных персон, которые не потребовали бы назвать имена заказчиков преступления и не бросили бы камень в сторону генерального прокурора. Юрий Луценко, в свою очередь, сделал обиженный вид и попугал депутатов своей отставкой. Те испугались и оставили его на месте. Получилось короткое, но яркое шоу.
В последние годы ни одно из громких уголовных производств, которые имеют, казалось бы, чисто криминальный характер, не обходится без вмешательства народных депутатов и общественных активистов, которые с ними в спайке. Политики дают указания следствию, раскрывают его секреты, громко кричат и топают в судах, массово требуют отдать им подозреваемых (даже в самых тяжких преступлениях) на поруки. И часто получается так, что не судья, а пришедшие на процесс слушатели решают, кого брать под стражу, а кого отпустить и какой дать поворот делу. Правильно это или нет – вот в чем вопрос.
Депутат и прокурор
На днях адвокат Евгения Закревская, которая защищает интересы покойной Кати Гандзюк, от ее имени высказала упрек в адрес народного депутата Антона Геращенко. За то, что он обнародовал в соцсетях информацию о ходе расследования до того, как ее получала сама потерпевшая. И правда, Геращенко одним из первых заявил о том, что “кислотой Екатерину облил Николай Новиков, который является членом одной из преступных группировок Херсонской области” (цитата из Фейсбука депутата). Когда же оказалось, что полиция пошла по ложному следу (есть подозрения, что умышленно), народный депутат изменил свое мнению и принес извинение невиновному. Даже попросил наказать судью, который взял Новикова под арест по ходатайству следствия.
Соцсети сегодня – очень сильный способ формирования общественного мнения, и политики активно его используют. Что греха таить, сам генеральный прокурор, по совместительству – профессиональный политик Юрий Луценко любит выражать свое отношение к громким делам в Фейсбуке, пренебрегая порой уважением к Фемиде и презумпцией невиновности.
Или берет на себя роль адвоката. Например, в деле экс-командира “Айдара” Валентина Лихолита (позывной “Батя”), за которого кроме четверых народных депутатов Юрий Витальевич вступился лично, и в итоге суд отпустил подозреваемого в тяжких преступлениях на поруки. Дело “Бати”, круто начатое в 2016 году, сейчас спускается на тормозах.
Так же нестандартно для генпрокурора Юрий Луценко повел себя в деле Ивана Бубенчика, который сам рассказывал, как убил двух сотрудников полиции на Майдане. Это было утром 20 февраля 2014 года. Погибшие стояли в оцеплении и не имели ни малейшего отношения к “Беркуту”. Но патриоты назвали Бубенчика героем, и ГПУ по требованию своего шефа переквалифицировала умышленное убийство на покушение, чтобы дать фигуранту дела право на амнистию.
Преследуется в любой форме
По настоянию общественных активистов, заручившихся поддержкой ряда политиков, в разное время свободу получили подозреваемые в расстреле публициста Олеся Бузины, а также радикалка Вита Заверуха и ее друзья, которых обвиняют в разбойном нападении на АЗС и убийстве милиционеров. Можно перечислить еще ряд дел, где политики бросались на весы Фемиды, выполняя роль гирь.
– Это не является законным, – уверен известный юрист, бывший заместитель генерального прокурора Алексей Баганец. – У нас искажен принцип верховенства права, Европа не примет нас с такими подходами. Давление на суд или следствие в любой форме преследуется Уголовным кодексом. Вмешательство невозможно, чтобы не говорили на улице или не писали в СМИ. Иное дело, что у нас сейчас нет профессиональной правоохранительной системы, рушится судебная. В эту систему пришли политики, и они принимают решения как политики, а не как правовики.
Система не работает?
Алексей Баганец отмечает, что сегодня политики требуют немедленно назвать заказчика убийства Кати Гандзюк.
– Следователь или прокурор не могут его назначить. Версию нужно проверить, собрать доказательства, вручить подозрение и только тогда о чем-то говорить, – заключает юрист.
Но есть и другая сторона медали: если бы не шум, поднятый вокруг покушения, а теперь уже и убийства активистки из Херсона, очень может быть, что следствие продолжало бы расследовать “хулиганку”, выбив кулаками и угрозами из Новикова признание в том, что это он облил женщину кислотой.
– Когда в стране есть система правоохранительных органов и она работает, не о чем волноваться. Но у нас системы нет, она не работает или работает преступно, – говорит адвокат “Небесной сотни” Виталий Титич. – Поэтому в нее приходится, нужно вмешиваться. Каждый политик, понятно, преследует свою цель. Но я знаю и депутатов, которые вытаскивают дела, умышленно похороненные полицией.
Также адвокат отмечает, что у нас, к сожалению, отсутствует политическая культура государства. А следствие и суд являются ее составляющей частью. Поэтому пока имеем то, что имеем. Единственное, чем можно утешиться, что в некоторых европейских странах, например Италии и Испании, политики ведут себя не многим толерантнее по отношению к закону и праву.

Комментарии