Есть ли основания у власть имущих бояться киллеров? “КП” в Украине” задала этот вопрос специалистам.

Самой яркой новостью, которую выдал на последней пресс-конференции Виктор Янукович, стало готовящееся покушение на Виктора Медведчука – председателя политсовета “Оппозиционной платформы – За жизнь”. Сам Медведчук опровергать информацию не стал, отметив в эфире канала “Россия 1”, что не единожды получал в свой адрес угрозы и что в опасности находится не только он сам, но и члены его семьи.

Выросшая за спиной политика тень киллера в последнее время считается статусным приобретением. В разное время заявлялось о посягательствах на жизнь многих представителей политического бомонда. В их числе Олег Ляшко, Юлия Тимошенко, глава МВД Арсен Аваков, бывший генпрокурор Виктор Шокин. Да что говорить, если только за прошлый год президент Петр Порошенко 11 раз был на прицеле у снайперов, о чем заявил глава Госслужбы охраны Валерий Гелетей.

Против снайпера нет охраны

Количество заявлений о покушениях, которые сумели предотвратить спецслужбы, настолько превысило число свершившихся терактов, что начала теряться острота ощущений. Когда после мнимого убийства Аркадия Бабченко появился “расстрельный” список из 47 журналистов и активистов, народ больше язвил, чем тревожился. И оказался прав: предполагаемого агента ФСБ, главаря группы киллеров, приговорили к условному сроку всего лишь за хранение пистолета. Все другие обвинения снял даже не суд – прокуратура, которая их выдвигала.

Но недооценивать опасность тоже не стоит, считает экс-первый зампредседателя СБУ Александр Скибинецкий.

– Сегодня в стране очень много оружия, острых политических и неполитических разногласий тоже много. Реальные покушения на политиков и первых лиц государства исключать нельзя, – отмечает бывший контрразведчик.

11 кандидатов в президенты из 34 уже обратились в Национальную полицию за охраной по таким соображениям. Или по другим? Предоставленный государством бодигард за твоей спиной – это тоже статусное приобретение. Он как бы предполагает, что тень киллера вот-вот появится.

– Только против нанятого снайпера никакая охрана не сработает, – констатирует Александр Скибинецкий. – Для усиления безопасности формируются так называемые группы контрснайперов, которые отслеживают возможных стрелков. Но это очень дорогое удовольствие, доступное только первым лицам государства.

Эти самые контрснайперы, по словам Валерия Гелетея, и спасали 11 раз президента во время его поездок в зону ООС.

Пьяный с ножом – не теракт, а хулиганство

Бывший глава Службы военной разведки генерал армии Николай Маломуж обращается к фактам.

– История знает случаи покушения и убийств первых лиц государства. Но происходит это редко и в тех странах, где нестабильное положение, где общество раздирают политические, экономические, религиозные противоречия, – говорит эксперт. – В Украине политических покушений на самом деле было мало, гораздо больше – по экономическим соображениям. Но у нас сложилась своя практика: чтобы придать себе значимость, службы, которые охраняют представителей власти, периодически рассказывают о том, как доблестно предотвратили посягательство на жизнь высокопоставленного лица. И под эту категорию подводят случаи, не имеющие никакого отношения к терроризму.

По словам Николая Маломужа, который долго работал в спецслужбах, ни одна из информаций о готовящихся покушениях на первого президента Украины Леонида Кравчука не подтвердилась.

– Инцидент, когда на президента якобы бросался на базаре в Харькове человек с ножом и ранил охранника, нельзя считать политическим покушением. Это пьяное хулиганство, – отмечает эксперт. – Во времена Леонида Кучмы тоже говорили о предотвращенных покушениях, но реальных оснований для таких заявлений не было.

Дело “черниговских грибников”

Тут уместно вспомнить нашумевшее в 2001 году первое в истории независимой Украины дело о попытке свержения конституционного строя.  Группу отставных советских военных, которые вели между собой разговоры о том, что хорошо бы устранить социальную несправедливость, обвинили в намерении устроить вооруженный переворот, расправиться с первыми лицами государства, взорвать Чернобыльскую АЭС и Днепровскую ГЭС.

Доказательством заговора послужили топографические карты, на которых были отмечены грибные места в Черниговской области – так говорили сами подозреваемые. В СБУ посчитали, что это планы танкового броска на Киев.

К сенсационному разоблачению общество отнеслось с таким же осторожным недоверием, как сегодня к делу “Савченко – Рубана”. Из организованной преступной группы числом более десятка до суда дотянули только двух отставных офицеров, которых приговорили к 5 и 6 годам заключения.

Любопытно, что в этом деле тоже присутствовала “рука Кремля” – некий “председатель Президиума Верховного Совета СССР” Козлобаев, который с первыми арестами сбежал в свою Россию.

Исламисты для Кучмы и бомба для Лазаренко

В 2004 году, когда Леонид Кучма реабилитировался после операции в Баден-Бадене, газеты запестрели заголовками о том, что президента Украины собирались убить исламские террористы. СБУ доблестно победила также их, объявив об этом всему миру.

– СБУ специально пугала президента, чтобы доказать ему свою полезность, – считает Николай Маломуж. 

Интересно, что в том же 2004-м арестованный в США Павел Лазаренко на своем первом допросе назвал Леонида Кучму заказчиком покушения на себя. В 1996 году автомобиль тогда еще украинского премьера попал в зону действия бомбы, заложенной в канализационном люке возле Московского моста через Днепр.

Обошлось без жертв, сам премьер получил легкие царапины. Изначально выдвигалась версия, что инцидент – следствие разборок Лазаренко с группой депутата Евгения Щербаня (расстрелян в ноябре 1996 года в Донецком аэропорту). Но после начали писать, что взрыв был инсценировкой для придания Лазаренко ореола мученика. Наш эксперт с этим не согласен.

– Взрыв нельзя инсценировать, никто не может угадать, как разлетятся осколки, – отмечает Николай Маломуж. – Слишком большой риск.

А вот громкое покушение на бывшего генерального прокурора Виктора Шокина, которому пальнули в окно кабинета, больше похоже на инсценировку, чем на реальную угрозу. Если организаторы преступления так хорошо понимали обстановку кабинета главного в ГПУ и его распорядок дня, они должны были знать и о бронированных стеклах.

Если правда – о ней не кричат

Отравление Виктора Ющенко в 2004 году было реальным покушением на жизнь кандидата в президенты, уверен Николай Маломуж.

– Оно тщательно готовилось, но следственные действия вовремя не провели, время было утрачено. Пока опрашивали 7,5 тысячи свидетелей, основные подозреваемые оказались вне зоны влияния, – говорит Николай Маломуж. – А после и сам Виктор Ющенко проявил некоторую пассивность. Я думаю, когда-нибудь это преступление все-таки будет раскрыто.

По мнению нашего собеседника, из тех заявлений о предотвращенных терактах, которые звучат сейчас, большинство не отвечают действительности. Нельзя считать покушением проделки хулиганов, которые звонят по телефону и говорят, будто хотят кого-то убить.

– Когда готовился реальный теракт и его удалось предотвратить, об этом не кричат, потому что нужно проводить большую оперативную работу, – констатирует Николай Маломуж. – А предупредить теракт, который готовит серьезная мафиозная организация, чрезвычайно сложно. Помочь может только глубоко внедренная в лагерь противника агентура.

К несчастью, там, где работали профессионалы, они достигали целей. Примеры тому – убийство бывшего депутата Госдумы Дениса Вороненкова в центре Киева и взрыв машины журналиста Павла Шеремета.  

Комментарии