Антимонопольный комитет установил антирекорд, приняв на минувшей неделе решение, на подготовку которого ему понадобился беспрецедентно долгий срок, пишет 112. В течение пяти лет АМКУ изучал возможность дать разрешение на покупку одного из старейших и знаковых предприятий горно-металлургического комплекса Украины – Днепровского коксохимического завода (ДКХЗ) – группе “Метинвест”. Участников рынка немало удивил не только долгий срок рассмотрения довольно несложного кейса, но и само решение, которое содержит серьезные ограничения для полноценной деятельности предприятия. При этом, с учетом состояния ДКХЗ, который не знал серьезной модернизации минимум с 2007 года, и ситуации с обеспечением сырьем, инвесторы за ним в очереди не стоят. Эксперты склоняются к тому, что АМКУ действовал предвзято в отношении конкретной компании, претендующей на актив. Есть опасение, что такая практика госоргана, решения которого оспорить практически невозможно, может распространяться и на другие предприятия в других отраслях.

Спустя пять лет с момента получения заявки Антимонопольный комитет (АМКУ) предоставил разрешение международной вертикально интегрированной горно-металлургической группе компаний “Метинвест” на покупку более 50% акций “Днепровского коксохимического завода” (в прошлом – ЗАО “ЕВРАЗ Днепродзержинский коксохимический завод”).

“Метинвест” подал заявку о разрешении на приобретение предприятия еще в 2014 году. Это произошло после выхода его бывшего собственника, российской группы “Евраз”, из принадлежащих ей активов в ГМК. Отметим, что после пяти лет, которые понадобились АМКУ для рассмотрения дела, в последний момент оно также было перенесено на более поздний срок: с 11 на 19 апреля.

“Понять причины, по которым АМКУ так долго изучал влияние концентрации на отрасль, довольно непросто. ДКХЗ далеко не единственный производитель кокса – в Украине есть и другие активы. Кокс производят и другие, не связанные с “Метинвестом” компании: “АрселорМиттал Кривой Рог”, Днепровский метзавод (недавно перешел в группу DCH), Харьковский коксовый завод, “Южкокс”, – сказал 112.ua председатель Федерации металлургов Украины Сергей Беленький. Он подчеркнул, что на сегодняшний день нет никаких ограничений, пошлин или квот на импорт выпускаемой на предприятии продукции, а потому говорить о каком-то монопольном положении группы “Метинвест”, в случае закрытия этой сделки, не приходится.

“С учетом достаточно высокой конкуренции среди производителей кокса в Украине и отсутствия каких-либо барьеров для импортеров ситуация казалась достаточно ясной. Комитет мог рассмотреть вопрос в течение месяца, пускай даже и года… Но пять лет… Это выглядит как предвзятое и неуважительное отношение ко всей отрасли украинского ГМК, с нетерпением ждавшей решения в отношении одного из важнейших и ведущих предприятий отрасли”, – соглашается глава объединения “Укрметаллургпром” Александр Каленков.

Он отметил, что как руководитель ассоциации, которая представляет все предприятия украинской отрасли ГМК, заинтересован в том, чтобы условия работы в Украине были рыночными и никто не злоупотреблял монопольным положением: “Это нормальная практика когда при осуществлении концентрации добросовестные компании обращаются в АМКУ за разрешением. Что не нормально в ситуации, с которой мы имеем дело, так это срок рассмотрения вопроса – целых пять лет”.

По словам эксперта, в этом деле не может не вызывать беспокойства утечка конфиденциальной информации, которую подавали в комитет заявители. В результате это нанесло урон представителям отрасли. “Мы серьезно обеспокоены, поскольку и процедура, и само решение АМКУ вызывают сомнения в непредвзятости в отношении их принятия. Поглощения – это типичная процедура в ГМК в Украине и в мире, поэтому мы бы хотели, чтобы подходы в тех вопросах, которые рассматриваются сейчас и будут рассматриваться в будущем, были более объективными. Я не судья и не следователь, чтобы оспаривать решение комитета либо же обвинять кого-то в ангажированности, но согласно моей субъективной точке зрения, все выглядит так, что решение комитета по ДКХЗ принималось необъективно и ангажировано”, – сказал Александр Каленков.

Что касается срока рассмотрения дел, в Украине с этим все обстоит далеко непросто, причем не только в случае с АМКУ, отметил юрист, партнер группы компаний Berylstone Денис Фетисов. “Например, в делах, которые рассматриваются административными судами, предусмотрен “разумный срок рассмотрения”. В зависимости от кейса, он составляет от одного до шести месяцев. На практике есть дела, которые должны рассматриваться в соответствии со сроками, но слушаются по три года и больше. Жаловаться можно хоть в Администрацию президента, но чаще всего это не дает никаких результатов”, – говорит он.

По словам юриста, особенно продолжительными сроки рассмотрения могут быть в двух случаях: либо когда две стороны по каким-либо причинам затягивают ситуацию (не подают вовремя требуемую информацию, не отвечают на запросы), либо же когда вмешивается политика. “От политического давления в Украине, к сожалению, не застрахован ни один государственный орган”, – говорит он.

Заводу нужны инвестиции

Длившееся в течение пяти лет рассмотрение вопроса АМКУ создало ситуацию подвешенности и неопределенности для ДКХЗ, сказал Александр Каленков, отметив, что предприятию, вероятно, будут нужны инвестиции, хотя и непонятно, в каком размере.

С ним соглашается и Сергей Беленький. Он напомнил, что ДКХЗ – одно из старейших предприятий отрасли ГМК, которое досталось в Украине после развала Союза. Предприятие было построено еще в 30-х годах прошлого века. “Стоит отметить, что в период, когда предприятие принадлежало российской группе “Евраз” (с 2007 по 2014 гг.), значительных инвестиций в его модернизацию не наблюдалось”, – сказал председатель Федерации металлургов Украины.

“Вероятно, от “Метинвеста” потребуются финансовые вливания, и это на фоне ограничений, наложенных АМКУ, которые повлияют на сбытовую политику и планирование работы завода”, – отметил Беленький.

Речь о том, что АМКУ, спустя 5 лет дав разрешение на покупку предприятия, предусмотрел в своем решении ограничения, которые усложнят полноценную операционную деятельность предприятия в течение 7 лет. На протяжении этого времени “Метинвест” обязан продавать не менее половины отдельных видов продукции завода (70% пек и 50% масло каменноугольное поглотительное соответственно) третьим лицам, не связанным с ней. На протяжении трех лет из этого срока группа должна продавать сторонним лицам не менее половины всего объема производства коксового ореха и мелочи. Как известно, ДКХЗ специализируется также на производстве кокса, смолы сульфата аммония и продуктов переработки. Сведения об объемах реализации продукции в течение всего времени действия ограничений группа должна подавать в АМКУ.

При этом известно, что коксохимическое производство – это В2В и может эффективно функционировать только если встроено в вертикально-интегрированную производственную цепочку. Это одна из причин, по которой российская группа “Евраз” в 2014 году, выходя из бизнеса в ГМК Украины, стала искать покупателя на актив, а не оставила его себе, говорят участники рынка.

“Ограничения, которые накладываются решением АМКУ в виде обязательств реализовывать значительную часть продукции третьим лицам, будут создавать серьезные помехи в работе предприятия, в том числе и в части планирования объемов производства, с учетом постоянно изменяющейся конъюнктуры рынка. Пока будут действовать наложенные АМКУ ограничения, “Метинвест” не будет получать того экономического эффекта, который мог бы быть”, – говорит Сергей Беленький.

Решение об условиях ограничения в реализации продукции, которое вынес АМКУ, настолько же беспрецедентное, как и сроки рассмотрения им заявки на концентрацию, отмечает Каленков: “Для развитых рынков такой горизонт планирования как 7 лет является приемлемым, но для Украины, с учетом состояния экономики – нет”.

По словам главы объединения “Укрметаллургпром”, подобные ограничения как для отрасли ГМК, так и в других отраслях в последние минимум 15 лет не применялись. “Наложенные на предприятие ограничения сохранят для него ситуацию неопределенности в течение всего срока их действия. Таким образом, ДКХЗ зависнет в подвешенном состоянии на 12 лет: пять лет длилось рассмотрение комитета, а 7 лет будут действовать ограничения, в течение которых вопросы инвестиций, изменений в операционной деятельности будут проходить через призму ограничений. Можно сказать, что АМКУ сделал все, чтобы поставить под сомнение бизнес-эффективность предприятия”, – уверен Каленков.

Иных претендентов на покупку нет

В нынешней ситуации не может не удивлять и тот факт, что подозревая АМКУ в необъективности, эксперты уверены в том, что он не мог действовать в интересах конкурентов “Метинвеста”. Потому что таковых просто нет.

“Приоритетным из украинских компаний претендентом на Днепровский коксохимический завод является “Метинвест”, учитывая вертикальную интеграцию этого холдинга”, – сказал 112.ua руководитель отдела исследований рынков металлургии и машиностроения ГП “Держзовнишинформ” Валерий Студенцов.

По его словам, группа располагает активами в Украине и за рубежом, коксохимическими заводами и металлургическими мощностями для последующей реализации продукции. Также компания имеет возможность импортировать уголь из дальнего зарубежья, в частности из США, где “Метинвест” имеет собственные угледобывающие мощности (United Coal Company). Группа имеет многолетний опыт работы по ввозу углей не только железнодорожным, но и морским транспортом.

“В то же время, обеспечение достаточными объемами коксующихся углей сейчас является уязвимым местом украинской металлургии. Добыча коксующихся углей в настоящее время в Украине ограничена, а большинство шахт находится на временно неконтролируемой территории. Коксующиеся угли Украина импортирует в основном из России, но после 1 июня их импорт будет возможен только по специальным разрешениям”, – сказал Валерий Студенцов, отметив, что проблемы с обеспечением коксующимися углями могут возникнуть, например, у Днепровского металлургического завода, приобретенного холдингом DCH Александра Ярославского у российского холдинга ЕВРАЗ. Этот метзавод преимущественно ориентируется на поставки сырья с шахты “Распадская”, входящей в ЕВРАЗ.

Как уже сообщал 112.ua, из России ввозится 55-60% коксующегося угля (попал в список ограничений РФ). На фоне общего импорта угля в Украину в 2017 году 19,8 млн т (на 2 млрд 744 млн долл.) было ввезено 15,8 млн т коксующегося угля (на 2 млрд 360 млн долл.), в том числе из России – 10,4 млн т, на 1,273 млрд долл. В 2018 году объемы ввоза угля были сопоставимы.

О том, что “Метинвест” является единственным реальным претендентом на ДКХЗ, говорит и Беленький: “Мне не известно, чтобы кто-то, кроме этой компании, претендовал на актив. Очереди из желающих не наблюдалось ни в 2014 году, ни сейчас”. Беленький подчеркнул, что в случае, если бы “Метинвест” отказался от покупки ДКХЗ, участь завода могла бы быть, скорее всего, самой печальной: “Не стоит забывать, что ДКХЗ это важнейшее для наполнения местного бюджета предприятие, к тому же это тысячи рабочих мест и возможность получать нормальные зарплаты для украинских представителей отрасли ГМК”.

У “Метинвеста” достаточно большой и серьезный опыт приобретения проблемных предприятий и возврата их к жизни, отмечают собеседники 112.ua. “У них есть все необходимое для того, чтобы наладить на предприятии эффективную работу и встроить его в свою производственную цепь: от инвестиций до серьезного опыта управленческих решений. У группы есть не просто опыт сохранения, а и налаживания успешной работы коксохимических мощностей даже в прифронтовой зоне”, – сказал Сергей Беленький.

Напомним, что в декабре 2018 года на Авдеевском коксохиме вновь зажгли факел автоматического газосбросного устройства, который погас, когда произошла первая крупная остановка из-за боевых действий. Это означало возврат к жизни предприятия, которое функционирует практически на границе с фронтом. Предприятие запустило 8 батарей из 9, начала работу трубчатая печь для разогрева смолы, аналогов которой в Украине нет. Об этом в эксклюзивном интервью “Радио Свобода” рассказал генеральный директор завода Муса Магамедов.

* * *

В Украине Антимонопольный комитет по сути никем не ограничен в части антимонопольного законодательства, говорят эксперты. “Каких-либо госорганов, которые могли бы быть альтернативой АМКУ, либо в которых можно было бы обжаловать решения комитета, не существует. Единственный способ оспорить их – обращение в суд. В то же время, по моим наблюдениям, процент дел, когда бы побеждали предприниматели, намного меньше, чем процент побед АМКУ. Особенно это можно наблюдать в последние годы, за которые комитет был значительно усилен молодыми и сильными юристами. Нынешний АМКУ работает юридически очень грамотно. Добиться реванша, с учетом выстраиваемой им юридической стратегии, чаще всего очень непросто”, – рассказал Денис Фетисов.

Отметим, сам “Метинвест” пока очень сдержанно комментирует ситуацию. Пока в группе только заверили, что решение о покупке актива, который является крайне важным для отрасли ГМК и экономики Украины, будет позитивным, если “договорятся о цене с продавцом”.

Комментарии