Впервые за много лет президенты Украины и России оказались едины во мнении – позитивной оценке взаимного освобождения узников, а также согласии провести встречу в “нормандском формате”, которая может состояться уже в сентябре. О готовности Украины к переговорам заявил 9 сентября глава МИД Вадим Пристайко. Можно ли лелеять надежды на возвращение мира в Донбасс или лучше отказаться от оптимизма, который нас подводил много раз? Сейчас это самый сложный вопрос, на который еще сложнее искать ответы.

Такие вопросы за один день не решаются

Приветствуя в “Борисполе” украинцев, вернувшихся из российских тюрем, Владимир Зеленский открыто сказал о “первом этапе в прекращении войны”. Вторым был анонсирован двуэтапный развод войск от линии разграничения. По отзывам волонтеров, в районе Золотое – Петровское (Луганская область) он уже начался с украинской стороны. Хотя официального подтверждения этой информации пока нет.

– Такие вопросы не решаются за один день, – говорит политолог, а ныне народный депутат Никита Потураев. – Сейчас в ближайших планах – выполнить эту задачу и добиться освобождения всех наших земляков, которые остаются в тюрьмах России, в Крыму, на территории “ДНР” и “ЛНР”. Я считаю, что не время строить глобальные планы и загадывать на будущее. Надо выполнять реальные шаги, которые нас к нему приблизят.

И все же в стране, где идет необъявленная, но все же война, трудно не думать о том, что произойдет через год, два или пять. Потому что для одних мир – это возвращение в стабильность, в свои родные дома, встреча с близкими. Для других – “зрада”, зло, капитуляция. Общество расколото, и не придуман еще рецепт, который сложит две половинки хотя бы психологически.

Пресловутая формула

– У нас очень мало информации о том, какие именно договоренности предшествовали обмену, – отмечает глава центра “Ейдос” Виктор Таран. – Был большой перерыв, а потом раз – и Россия вернула нам всех, чьи фамилии на слуху. Я искренне рад, что люди на свободе, что они снова с нами. Но хочу понять, почему это произошло, настораживает некоторая информация, которая исходит из-за рубежа. Там могли воспринять обмен как уступки со стороны Украины и начать оказывать на президента Зеленского давление в других вопросах.

Камнем преткновения может стать пресловутая “формула Штайнмайера” – бывшего министра иностранных дел, а ныне федерального президента Германии. Она предусматривает реализацию вторых достигнутых в Минске соглашений, на чем Владимир Путин настаивал на переговорах с президентом Франции Эммануэлем Макроном. Смысл в том, что после прекращения огня контроль над линией границы передается в ОБСЕ, на неподконтрольных территориях Донбасса проводятся выборы, закрепляется за ними особый статус, и только потом – после изменений в нашу Конституцию – граница между Украиной и Россией на линии бывших “ДНР” и “ЛНР” передается под контроль Украины.

– Даже если Зеленский согласится на такие условия, внутри Украины будет большое противостояние, возможны массовые беспорядки, как 31 августа 2015 года (из толпы под Радой бросили гранату, погибли четыре нац­гвардейца. – Ред). В итоге ситуация в Донбассе не разрешится, а в Украине обострится политическая борьба.

Порошенко поддаст жару

В группах поддержки нынешнего президента в соцсетях проскальзывает мысль о том, что “формулу Штайнмайера” можно обойти. “Есть возможность договориться на других условиях”, якобы сообщают своим соратникам источники из Офиса президента.

–  Вариантов действительно может быть много, – считает политолог Тарас Загородний. – Благодаря этому обмену Зеленский вступил в Высшую лигу международной политики. Он де-факто общается с Путиным, и это уже плюс. Но невыгодную для Украины формулу по Минску-2 Путин и наши западные партнеры вряд ли захотят кардинально менять.

Политолог отмечает, что в команде Зеленского нет такого единства, как может показаться на первый взгляд.

В любом случае, пока в Донбассе не перестанут стрелять, ни о чем другом говорить не приходится, отмечает политолог.

Если мир, то – “холодный”

Если удастся выйти на прекращение огня на линии разграничения, это уже будет достижением. В остальном ждать революционных изменений не стоит, считает глава центра прикладных политических исследований “Пента” Владимир Фесенко.

– На прекращение огня есть шанс, этот процесс может занять полгода, но и он под угрозой срыва. Есть риск, что обе стороны могут начать борьбу за нейтральную территорию, – прогнозирует Владимир Фесенко.

Даже если представить, что между Украиной и Россией чудом удалось добиться согласия, которое устроило бы всех и там, и здесь, остается проблема с Крымом. А это тупик.

– В лучшем случае перспектива – это переход к “холодному миру”. Улучшения отношений между двумя странами в ближайшие годы не будет. Но могут установиться отношения как между двумя соседями, которые друг на друга сильно обижены, но стараются жить без ругани, – говорит Владимир Фесенко.

Многое действительно должна разрешить намеченная встреча в “нормандском формате”. Если она состоится в течение месяца после обмена, мы сможем наблюдать подвижки к “холодному миру”, считает политолог. Если нет, то этот процесс отодвинется в далекую перспективу.

Комментарии