Во вторник, 1 октября, президент Украины Владимир Зеленский подтвердил подписание Украиной “формулы Штайнмайера”. Эту дорожную карту по мирному процессу на Донбассе разработал экс-глава МИД Германии, ныне занимающий пост президента страны Франк-Вальтер Штайнмайер. Идея впервые обсуждалась еще в 2015 году, но никогда не была оформлена в документальном виде. Впервые эту формулу зацитировал Зеленский после того, как она была согласована в Минске.

“Мы ответили на письмо господина Сайдика (спецпредставитель ОБСЕ Мартин Сайдик. – Ред.), что мы согласовали формулу Штайнмайера”, – заявил президент.

“Временный закон об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей, известный также в обществе как закон об особом статусе Донбасса, начинает действовать на постоянной основе при условии, когда там состоятся местные выборы, проведенные согласно Конституции Украины и законодательства Украины, а также после публикации отчета ОБСЕ, что выборы прошли по стандартам ОБСЕ и международным стандартам демократических выборов”, – зачитал Зеленский.

По словам главы государства, формула предполагает проведение выборов на Донбассе, но конкретной даты еще нет. “Сейчас мы обсуждаем только дату проведения Нормандского формата”, – отметил Зе, а накал напряжения в зале попытался снизить обещаниями, что Украина не станет проводить выборы, если “там будут военные”.

“Если там кто-то будет, выборов не будет. Мы никогда не пойдем, чтобы проводить выборы, если там есть военные. Если там будут любые, вы понимаете, любые войска, выборов не будет”, – заверил президент.

Страна” опросила политических экспертов, считают ли они подписание “формулы Штайнмайера” шагом к миру на Донбассе.

Михаил Погребинский, директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии

Оценив внешнее давление со стороны Макрона, Меркель, Трампа, команда Зе приняла решение не уклоняться от подписания формулы Штайнмайера. Чтобы ее выполнить, нужно принять закон о выборах на Донбассе. И тут есть неограниченное поле для провала этого проекта. Вот Зеленский говорит, что выборы должны проходить по украинскому законодательству. Так если по украинскому законодательству, то их освещать должны украинские СМИ, должны там агитировать любые партии. А как они себе представляют, чтобы условная партия вроде “Свободы” агитировала на улице? То есть в любом случае, этот закон придется, хотят они того или нет, согласовывать с “ЛНР/ДНР”. Договариваться, что все партии получают квоту на телевидении в той же Горловке или Донецке. Или может они там захотят, чтобы выборы были не по партийным спискам, а по какой-то другой системе.

Я вижу так – если Украина хочет договориться, действительно хочет вернуть Донбасс, то единственная возможность – идти на компромиссы. А достать этих компромиссов без того, чтобы предоставить особый статус Донбассу в том или ином виде, дать своего рода автономию региону, будет очень сложно. Другое дело, что далеко не все в окружении Зеленского хотят сохранить Донбасс. Поэтому сегодняшние события я расцениваю, как шаг вперед, но это еще не прорыв. Давайте к этому пока спокойно относиться.

Вадим Карасев, директор Института глобальных стратегий

Во-первых, Зеленский – молодец, что вообще вышел и сказал о планах по “формуле Штайнмайера”. Хотя бы это говорит о том, что мы уже стали ближе к прочному перемирию, просто словами о мире тут уже не отделаться. Очевидно, Зеленский рассчитывает, что в рамках Нормандского формата он встретится с Путиным, выведет щадящую формулу для Украины, возможно, верит, что Россия может пойти на уступки в рамках “формулы Штайнмайера”. Посмотрим, как оно будет.

Что касается законов, которые нужно принять, думаю, что Верховная Рада их примет. На этой неделе будут внесены изменения в законодательство и станет разрешена прослушка депутатов, в таком случае, если кто-то будет протестовать, с ними разберутся быстро. Думаю, что и сам Зеленский уже на собственном опыте это понял в Америке, что не везде нужна демократия. Внутренний хай будет, Порошенко, патриоты, националисты поднимут бучу, но думаю, что Верховная Рада все равно сделает все, что нужно.

Руслан Бортник, Директор Украинского института анализа и менеджмента политики

По большому счету, перед Зеленским стоит задача принять два закона. Во-первых, – это закон о выборах, но каким будет этот закон, никто не знает. А это должен быть не просто закон, предложенный Украиной, а и закон, который примут и согласятся с ним в “ЛНР/ДНР”. Во-вторых, партия власти должна разблокировать и внести изменения в существующий закон об особом статусе Донбасса, где уже зафиксированы привилегии и широкие права для этого региона. Для обоих законов нужны 226 голосов. Потенциально Рада может за это проголосовать. Кроме того, здесь можно рассчитывать на голоса “Оппозиционной платформы”, мажоритарных депутатов. В общем, их можно найти в зале.
С другой стороны, мне показалось, что президент пытается оправдаться и избежать кризиса, который может быть вызван принятием этих законов. Но все эти шаги могут быть пройдены, если будет жесткая позиция президента.

Энрике Менендес, глава аналитического центра “Донбасский институт региональной политики”

Это однозначно факт в сторону мира. Но кардинально ничего не поменялось. Во-первых, мы не знаем конкретно, в каком формате подписана формула Штайнмайера, что конкретно она предполагает. Ведь она была анонсирована еще в 2016 году. Как наша практика показывает, ни один официальный документ, а напомню, что Минск-1 и Минск-2 тоже были официальными документами, еще не гарантирует, что они будут выполняться. Касательно изменения в закон об особом статусе, во-первых, нужно посмотреть, что будет в этом законе записано, потому что прошлый закон вообще не работал, а во-вторых, я непонятно, будут ли изменения к Конституции. Потому что изменения к Конституции – это одна из красных линий для России и “ЛДНР” и по большому счету с их точки зрения, это единственная штука, которая может как-то застраховать. И если этого не будет, то весь процесс будет как-то под угрозой.

Но в целом весь процесс – это движение вперед. То, что Зеленский сказал о разведении войск – это безусловно прорыв, разведение войск по большому счету заканчивает войну. То есть нет плотного контакта – значит нет войны. Но политическая часть при этом может точно так же не выполняться. Скорее всего оправдывается тот вариант, который я называю приднестровским. Когда нет боевых действий, но политическая часть не выполнена и территория не интегрирована. Думаю, что за этим последует какое-то определенное ограниченное снятие блокады экономической и транспортной, последует какое-то гуманитарное послабление. Но при этом очень трудно представить себе, что прямо и быстро будут реализованы какие-то политические пункты. В полях, я думаю, в ближайший год изменится мало что.

Еще есть очень важная проблема. Ошибка власти не в том, что она что-то делает неправильно, а в том, что нет никаких обсуждений, ведутся какие-то тайные переговоры. Зеленский принял решения в закрытом режиме, давалась очень противоречивая информация, мало деталей, шли разные сигналы. Не объяснили людям и закладывают новый конфликт в обществе. Это всех нас ставит под удар на самом деле. Быстрые изменения, к которым не подготовлена часть общества – это точно такая же угроза, как и отсутствие этих изменений. Мы видим, что Зеленский прогнулся под требования Франции и Германии, но, наверное, нужно было сначала поговорить со своей страной и своим народом.

Игорь Гужва, главный редактор “Страны”

Посмотрел брифинг Зе.

Цитата: “Если там будут любые, вы понимаете, любые войска, выборов не будет”. Согласованный текст “формулы Штайнмайера”, который накануне появился в СМИ, ничего не говорит о “выводе войск”. Там вообще о войсках ничего не говорится. Также как и о передаче Украине контроля над границей.

Там есть только выборы и введение после них особого статуса. Все. Любые другие пункты являются новыми к этому тексту и полностью обнулят то, что сейчас согласовано.

Также как и озвученная идея принять новый закон об особом статусе. Это вообще может похоронить весь процесс. Будем надеяться, что Зе что-то напутал и имел в виду принятие специального закона о выборах на Донбассе. Если же нет – то тогда все, что сейчас происходит – это вообще ни о чем. Но хуже всего то, что Зеленский не говорит правду, выдумывая какие-то новые условия, которые он ни с кем не согласовывал.

Вероятно, он боится сказать, как есть все на самом деле. Что выборы – это первый этап мирной реинтеграции региона и прекращения войны. Что они будут проходить без передачи контроля над границей. Но это необходимо, чтоб запустить процесс. А потом будут изменения в Конституцию и окончательная реинтеграция. Как это и записано в Минских соглашениях. А раз боится сказать, то, вполне вероятно, побоится и сделать. Но посмотрим. Пока все сложно.

Комментарии