В понедельник бесконечная история с выходом Великобритании из Евросоюза ознаменовалась ставшим уже привычным кульбитом под названием “шаг вперед – шаг назад”, или же “топтание на месте”. Евросоюз после сложных и длительных переговоров одобрил перенос Брексита на 31 января. Что, ввиду наличия нового соглашения о сделке, пусть даже пока не ратифицированного британским парламентом, открывало прямую и относительно ровную дорогу к завершению эпопеи. Однако в тот же день Палата общин “провалила” решение о внеочередных парламентских выборах в Великобритании. Что сделало вышеупомянутую дорогу уже не такой прямой и не столь ровной. На каком этапе сегодня пребывает Брексит и как выход Великобритании из ЕС зависит от внеочередных выборов в Палату общин – в материале сайта “Сегодня“.

По следам Мэй

Когда в июле нынешнего года премьер-министром Великобритании вместо Терезы Мэй, карьера которой была положена на алтарь Брексита, был избран Борис Джонсон, история с выходом Британии, казалось, вышла на финишную прямую. Ярый приверженец Брексита, Джонсон демонстрировал решительность и бескомпромиссность в данном вопросе. “Сделай или умри” – такими словами Джонсон описал свою решимость завершить выход 31 октября – при любых обстоятельствах и в любых условиях. Чуть позже премьер заявил, что “скорее умрет в канаве, чем перенесет Брексит” на новую дату. Впоследствии политические оппоненты не раз будут вспоминать премьеру эти слова.

Впрочем, к чести Джонсона, он действительно делал все, что мог. И даже больше. Чего стоит только августовское обращение к королеве Елизавете II с просьбой приостановить работу парламента более чем на месяц – с сентября по середину октября. По мнению оппозиции, попытка приостановить работу Палаты общин была не чем иным, как намерением “вывести” парламент из процесса Брексита и не позволить депутатам сорвать выход 31 октября. Скорее всего, так оно и было. Попытка, однако, не удалась: суд признал приостановку работы парламента противозаконной. А сами депутаты, почувствовавшие реальную угрозу остаться не у дел, оперативно приняли решение, запрещающее “жесткий” выход из ЕС 31 октября. А также обязали премьера просить Евросоюз о переносе даты выхода на конец января – в случае если до 31 октября ему не удастся договориться с Брюсселем о новой сделке и эта сделка не будет ратифицирована британским парламентом.

В общем, менее чем за два месяца до установленной самим Джонсоном даты британский премьер оказался в примерно том положении, в котором его предшественница Тереза Мэй была в ноябре прошлого года. Ему необходимо было уговорить Брюссель пойти на уступки либо же самому пойти на уступки Евросоюзу, чтобы заключить новую сделку. Нужно было найти голоса в британском парламенте за ратификацию сделки. Что в сложившихся условиях было, конечно же, нереально.

“Турборежим” не прошел

Тем не менее как минимум половина дела была сделана. 17 октября Великобритания и Евросоюз достигли соглашения о новой сделке. “У нас есть отличная новая сделка, которая возвращает контроль – теперь парламент должен завершить Брексит в субботу (19 октября), чтобы мы могли перейти к другим приоритетам…” – огласил результаты переговоров Джонсон в своем Твиттере. А 28 октября глава Евросовета Дональд Туск объявил о том, что Евросоюз снял последнюю (с его стороны) преграду для успешного завершения Брексита, предоставив Лондону очередную, третью по счету отсрочку – до 31 января 2020 года.

Но преграды остались в самой Британии. Ни 19 октября, ни позже парламент сделку прогнозируемо не ратифицировал. Предварительно одобрив сам факт нового договора, Палата общин отказалась рассматривать ратификацию в предложенном Джонсоном “турборежиме” (что, напомним, позволило бы завершить Брексит 31 октября). “Палата отказалась участвовать в обсуждении важного законопроекта всего за три дня – практически без предварительного уведомления и анализа экономических последствий”, – отметил лидер оппозиционной Лейбористской партии Джереми Корбин.

А потому вопрос внеочередных выборов в Великобритании, уже неоднократно поднимавшийся ранее Джонсоном, снова стал крайне актуальным.

“Гордиев узел” Брексита

Таким образом, в понедельник парламент рассмотрел проект о проведении внеочередных выборов 12 декабря. Для положительного решения проект должен был получить одобрение двух третей состава парламента.

По сути, для каждого, кто хоть сколь-либо внимательно наблюдает за эпопеей с Брекситом, ответ на вопрос, зачем нужны эти выборы, является очевидным. Нынешний состав Палаты общин является главным “тормозом” во всей этой истории. Именно все новые и новые требования парламентских политсил не позволяют выйти правительству из “заколдованного круга”, где разрешение одной проблемы тотчас порождает новую, а решения, удовлетворяющего всех, не существует. Вряд ли стоит винить в этом парламентариев, которые всего лишь пытаются отвечать чаяниям своих избирателей. Однако теоретически именно выборы нового состава парламента могли бы разрубить этот гордиев узел. Причем даже неважно, как он будет разрублен – победой ли сторонников Брексита на любых условиях или противников выхода. В любом случае эпопея, от которой устали и в Лондоне, и в Брюсселе, получила бы шанс на завершение.

“Фактически все, что делал Джонсон в последние два месяца, кардинально противоречило его же принципам. Изначально он выступал за “жесткий” Брексит, а сейчас об этом даже речь не идет. Он делает практически то же самое, что Мэй, он зашел в замкнутый круг и теперь пытается из него вырваться посредством досрочных выборов, – отметил в комментарии сайту “Сегодня” эксперт по вопросам международной политики и Ближнего Востока аналитического центра “Украинский институт будущего” Илья Куса. – По сути, эти выборы обречены пройти под знаком Брексита и быть фактически вотумом доверия избирателей за тот или иной выход из ситуации”, – отмечает Илья Куса.

По большому счету, это понимают и сами британские политики. Потому ярых противников внеочередных выборов в парламенте не наблюдается. Однако, как и в случае с Брекситом, политсилы выдвигают свои маленькие, но принципиальные требования. Так, к примеру, те же лейбористы требовали от Джонсона гарантий того, что не будет проведен “жесткий” Брексит. “Мы, безусловно, поддержим проведение выборов, если возможность Брексита без сделки будет исключена”, – заявлял накануне лидер лейбористов Джереми Корбин.

В итоге согласие ЕС отсрочить Брексит и стало, по сути, такой гарантией. Тем не менее лейбористы поддерживать проведение выборов 12 декабря отказались. А без их голосов шансов на утверждение проекта не было. Что и подтвердили итоги голосования: предложение Бориса Джонсона о проведении выборов 12 декабря поддержали 299 членов Палаты общин при необходимых 433 голосах.

Эпизод с выборами в бесконечном сериале “Брексит”, впрочем, еще не закончен. Тотчас после провала голосования Борис Джонсон заявил, что подаст в парламент новый проект. Рассмотрен он будет уже сегодня. Причем для утверждения на этот раз потребуется не две трети, а простое большинство голосов. Что, конечно, значительно повышает шансы на его утверждение. Но есть и свои нюансы: в новый проект, в отличие от предыдущего, по процедуре могут быть внесены правки. Чем, не исключено, воспользуется оппозиция, сделав его в итоге “непроходным”.

Но даже если на этот раз у Джонсона все получится, не стоит забывать, что выборы в декабре – всего лишь шанс для окончательного решения вопроса Брексита. Но отнюдь не гарантия решения.

“Брексит будет зависеть от результатов выборов. Кто выиграет выборы, тот и будет решать судьбу Брексита. Это ускорит события, потому что будет больше определенности. Если победят консерваторы, то они могут провести Брексит по своему сценарию, возможно, даже без сделки. Если оппозиция, то они реализуют свой сценарий. Вплоть до повторного референдума. Если же выборов не будет, то продолжится волынка и перетягивание каната, которое мы наблюдали раньше”, – отмечает Илья Куса.

Комментарии