Законы принимаются, чтобы делать жизнь богаче, лучше и честнее. Но цель достигается не всегда. Взять хотя бы Основной закон. Декларация прав на достойную жизнь, адекватную усилиям оплату труда, пенсионное обеспечение, бесплатную медицину и образование есть, а что имеем – то имеем. Как повезет, пишет КП в Украине.

Или свод законов о борьбе с коррупцией. Чем жарче с ней сражаются, тем ярче расцветает. Или… Да в любой отрасли можно найти закон, который нельзя выполнить по разным причинам. В том числе по вине тех, ради которых он написан.

В высокие материи мы не стали углубляться. Выбрали законы, которые вы можете примерить к себе.

Об обязательном ношении масок

Несогласные с главным санитарным правилом карантина появились с самого начала объявления эпидемии. Но пока действовали штрафы в 17 000 гривен, за масками худо-бедно следили.

В ноябре 2020 года Рада приняла новый закон, которым обязала покрывать масками нос и рот, однако снизила штрафы, загнав их в пределы 170-255 гривен. Страха стало меньше. А после того, как весенняя волна коронавируса резко пошла на спад, люди окончательно расслабились.

Сегодня без масок можно увидеть граждан не только в маршрутках, но и троллейбусах, метро, кино. В “полумасках” народ открыто расхаживает по торговым центрам. В ресторанах маски не носят официанты, в маленьких магазинах на продукты чихают продавцы.

Снова виновата полиция, которая не хочет ловить нарушителей? Ответить на этот вопрос мы попросили Элину Бершедо, которая работала в нашей полиции, а после пенсии переехала в Израиль.

– Если полиция будет ловить всех, кто не носит маску или носит неправильно, у нее просто не останется ни на что другое времени. Потому что украинские нарушители начинают сопротивляться, требовать уважать их права и так далее. В Израиле такое невозможно. Полицейский зафиксировал нарушение, значит, он прав, – говорит наш консультант.

Но штрафуют в Израиле тоже мало, потому что здесь другое отношение к законам. Раз такой приняли, значит, его нужно выполнять. Человек выходит из своей машины и сразу надевает маску. Если не наденет, окружающие будут смотреть на него с упреком.

Кстати, штрафы за отсутствие маски в Израиле составляют приблизительно наши 4000 гривен. Для местных это не критическая, но серьезная сумма.

О запрете курения

В декабре 2012 года вступил в силу закон, запрещающий курение в общественных местах. И если на первых порах любители сигарет пытались прятаться по укромным уголкам, то сегодня свободно дымят на остановках транспорта, на людной улице. В парках особо наглые курильщики подсаживаются к пожилым людям или мамочкам с детьми, чтобы “вытравить” их дымом и освободить для друзей место.

Создается впечатление, что полиция намеренно не замечает нарушителей, чтобы не брать на себя лишнюю работу.

– Я не совсем с этим согласен. Полиция предоставляет нам данные о том, что штрафует более 5 тысяч нарушителей в год, – говорит эксперт общественной организации “Жизнь” Дмитрий Купира. – Ко всем остановкам полицейского не приставишь, граждане сами должны проявлять принципиальность.

В то же время активист здорового образа жизни отмечает, что сам закон не совершенен и требует усиления.

– Если есть полный запрет на распитие алкоголя вне специально отведенных мест, то запрет на курение не полный. Перечислены места, где курение запрещено. Рынки, парки и скверы в этот перечень не входят, там полиция не может предъявлять претензии.

курение
Закон о запрете курения в общественных местах тоже не выполняется. Фото: Булатов Алексей

О правилах движения для пешеходов

Автомобилисты часто ропщут, что поставлены в неравные права с пешеходами. За ними, дескать, контроль, за нарушения требуют штрафы. С пешехода все как с гуся вода. Создал аварийную ситуацию  и убежал. Полиция вслед не погонится, чтобы составить протокол.

– Проблема не в Правилах дорожного движения, там учтены все права и обязанности пешеходов, – комментирует эксперт по безопасности дорожного движения Владимир Караваев. – Проблема в процедуре. Задерживая пешехода, полицейский должен установить его личность – посмотреть документы. Если таковых при человеке нет, доставить в отделение, проверить информацию, какую задержанный скажет, и только потом выписать протокол. У водителей документы всегда при себе, поэтому с ними таких проблем не возникает.

Кстати, с февраля этого года штрафы для пешеходов повысились с 51 до 255 гривен.

О сортировке мусора

По закону “Об отходах” с 2018 года мы все должны сортировать мусор, который потом пойдет не на вонючую свалку, а на переработку. Экономично, эстетично и экологично. Но по факту этот закон не работает. От слова “совсем”. На улицах городов стоят “всеядные” урны, во дворах такие же контейнеры, портящие воздух.

Отдельные емкости для пластика и стекла больше дань моде.  Собственно, и сам закон написан с такой целью – подстроиться под Европу.

– Закон есть, а механизма контроля за его реализацией нет, – говорит директор Киевского экологического центра Владимир Борейко. – Не создана инфраструктура для реализации идеи, не выделили деньги.

Закон отдан на откуп местным бюджетам, а те не хотят тратить деньги на дело, которое даст прибыль в отдаленной перспективе.

О “белых” зарплатах

Одного специального закона нет, но есть комплекс актов, которые обязывают работодателей легализовать в правовом всю сумму заработка наемных работников, платить государству налоги, делать отчисления в Пенсионный фонд. По факту до 30% украинцев получают свои кровные “в конверте”, лишаясь обеспечения в старости.

Принято считать, что это происходит потому, что работодатели уклоняются от налогов. Но не только в этом причина, уверен экономический эксперт Александр Кущ.

– Проблема в Трудовом кодексе. Он прописан так, что человека практически невозможно уволить без его на то согласия. Даже если заключается контракт на год и разрывается по причине нарушений, работник идет в суд и восстанавливается, – объясняет эксперт. – Крупные компании могут позволить себе содержать постоянный штат. Малый и средний бизнес – нет, потому что сегодня заказы есть, а завтра нет. Платить зарплату на пустом месте – это разориться. Когда деньги платят “в черную”, работодатель не имеет социальных обязательств перед наемными рабочими и может указать им на дверь в любой момент. Не уйдешь – не получишь конверт.

О защите персональных данных

Действенность закона могут оценить жертвы “диких” коллекторов, которые с легкостью разыскивают не только родственников должника, но и коллег, соседей и отдаленных знакомых. Кроме номера телефона они знают ваши имена, отчества, фамилии и домашние адреса. Реальной защиты персональных данных нет и со стороны полиции, которая отказывается открывать уголовные дела.

– Чтобы что-то доказать, нужно найти точку “а”, из которой данные были разглашены в точку “б”, а это практически невозможно. Потому что таких точек “а” множество. Подписку о разрешении использования персональных данных человек дает при совершении операций с государственными органами, – отмечает руководитель детективного агентства “Бюро Рысь” Руслан Болгов. – А раз дал, значит, сам разгласил.

Эксперт отмечает, что многие законы сами себе противоречат. Например, после принятия закона о защите данных ввели новые правила обмена валюты по паспортам – с каждого делали ксерокопию.

– Десятки тысяч персональных данных оказались неизвестно у кого в руках, – констатирует детектив.

О праве на собственность

Многие юристы говорят о том, что в Украине не соблюдаются жизнеполагающие законы – о праве на собственность. Процветает квартирное рейдерство, когда за искусственно созданные долги или по подложному судебному решению квартиру могут переписать на другого владельца. Судебные тяжбы растянутся на годы, даже когда речь идет об очевидном мошенничестве.

В последние годы такие случаи участились. И во многом благодаря тому, что были ликвидированы бюро технической инвентаризации. Появились государственные и негосударственные регистраторы, доступ к реестру недвижимости получила армия нотариусов.

– Сегодня правомерность действий нотариуса или регистратора зависит только от его порядочности. Со стороны контроля нет, нотариус даже не обязан проверять подлинность судебного решения, на которое опирается. Любая фальшивка может стать поводом для того, чтобы внести изменения в реестр и поменять владельца недвижимости, – говорит адвокат Алексей Сиротин. – Если аферу докажут и откроют уголовное производство, нотариус или регистратор получат статус свидетелей. А не соучастников.

– В нашей практике были примеры, когда без нотариусов в реестре меняли данные о праве собственности на основании каких-то старых договоров. Такое происходит не только с квартирами, но и с фирмами, – говорит старший партнер адвокатской компании “Кравец и партнеры” Ростислав Кравец. – Это следствие попустительства и полного отсутствия контроля со стороны Министерства юстиции.

О защите прав потребителей

Требование “Дайте жалобную книгу” давно перестало пугать держателей различных услуг. Но с ее помощью хоть как-то можно было излить душу. В 2021 году этот “рудимент прошлого” окончательно отменили, предложив потребителям адресовать отзывы о качестве товара или уровне обслуживания на  “горячие линии”  различных министерств, сайты и соцсети. Кто пробует, тот убеждается, что это напрасный труд. Только потреплешь себе нервы.

В любом супермаркете вам могут подсунуть просроченный продукт, в любом кафе накормить плохой едой и нахамить без страха перед последствиями.

– Наказать за нарушение пав потребителей государственными санкциями сегодня никого нельзя. Начиная с 2014 года в Украине последовательно ликвидированы все контролирующие службы – санстанции, ветеринарная милиция. Кроме того, произошло расслоение власти: кто кого крышует, тот того не трогает. После 2016 года, когда возобновили проверки, в Госпродпотребслужбу приходили отдельно со своими списками от прокуратуры, полиции, городских властей: “Вы этих людей не трогайте!” – говорит исполнительный директор Союза потребителей Украина Максим Несмеянов. – Нам такие факты хорошо известны.

Не может решить проблему, по словам нашего эксперта, и общественный контроль.

– Мы проверили ряд предприятий по Киеву – санитарные условия, пожарную безопасность. Это просто хаос! Если жаловаться, штрафы будут минимальные или их вообще не будет. А чем дальше от Киева, тем порядка меньше. И если раньше боялись журналистов, публичности, то теперь ничего не боятся. В Киевской области мы были на маслозаводе, где вообще нет молока. А масло оттуда поставляют даже в детские сады. Полиция опломбировала завод за нарушения, а на предприятии под видом профилактики оборудования наращивали новые мощности.

Комментарии