Эта война принесла неисчислимое горе и страдания украинскому народу. Тысячи погибших, миллионы беженцев, опустошенные города. Колоссальные разрушения, которые Европа не видела со времен Второй мировой войны.

Страна” рассказывает, что произошло за месяц этого кошмара и когда он может закончиться.

Киев и приграничные области

Российские войска за этот месяц вошли во все граничащие с Россией области – Черниговская, Сумская, Харьковская, Луганская.

Через белорусскую границу они заняли часть Киевской области к западу от столицы, а с Черниговщины подошли к Киеву с востока.

Но ни в одной из этих областей не взяты крупнейшие города.

К Киеву россиянам близко подступиться не удалось. Так же, как и в конце февраля, бои идут в районе Гостомеля, Ирпеня и Бучи, и к северу от Вышгорода.

Чернигов, Сумы, Харьков по-прежнему под контролем украинских сил. Хотя и находятся в полной или частичной блокаде, простреливаются российской армией и терпят гуманитарное бедствие. Особенно сильно разрушен Харьков.

Из последних крупных успехов на этом направлении, декларируемых российской армией, – взятие Изюма (об этом сегодня сообщило минобороны России, но Генштаб ВСУ опроверг), ключевого пункта, открывающего путь на Славянск.

Хотя российские телеграм-каналы со ссылкой на источники на передовой в армии РФ говорят, что упорные бои к югу от города за контроль над дорогой на Славянск продолжаются и в целом битва за Изюм не закончена.

Наносятся удары и по Лозовой, которая прикрывает дорогу из Харькова на Павлоград и Днепр. Через них идут все коммуникации донецкой группировки ВСУ с “большой землей”.

Донбасс, Запорожье, Херсон

На Донбассе и вокруг него идут наиболее активные боевые действия.

Сейчас бои идут вокруг Северодонецка – ключевого пункта украинской обороны на Луганщине.

Сегодня в Луганской ОГА сообщили, что противник закрепился в Рубежном (10 километров от Северодонецка), а южнее – ворвался на окраины Попасной, откуда открывается путь в Донецкую область на Бахмут.

На юге Донецкой области противник смог захватить один из ключевых пунктов украинской обороны – Волноваху – и уже третью неделю штурмует окруженный еще 7 марта Мариуполь. Оба города почти полностью разрушены, огромные (исчисляемые тысячами) жертвы среди мирного населения, значительная часть Мариуполя уже под контролем “ДНР” и российской армии, но сопротивление еще продолжается.

Параллельно начались попытки окружения третьей крупной украинской группировки на Донбассе – донецкой (которая базируется в районе Авдеевки). Ее атакуют с востока “ДНР”, а с юга и запада российские войска пытаются отрезать ключевые линии снабжения – трассы, которые ведут в Днепропетровскую и Запорожскую области.

На запад от Донецка противник также наземными подразделениями штурмует Марьинку и пытается подступиться к Курахово. На север – ведет массированные бомбардировки украинских укреплений в Авдеевке, а также продвигается к трассе Донецк-Константиновка, чтоб ее перерезать.

По внешнему периметру идут попытки окружить донецкую группировку ВСУ со стороны Харьковской (Изюм) и Запорожской областей, где уже заняты Мелитополь и Энергодар. А также вся южная часть Запорожской области, прилегающая к Азовскому морю (доступ к нему Украина на сегодня утратила). В то же время движения российских войск на север Запорожской области остановлено в районе Гуляй-поля.

На юге наступавшая из Крыма группировка в первые же дни заняла Херсон. Теперь Херсонская область практически вся под контролем РФ.

Оттуда уже начались движения в сторону Кривого Рога Днепропетровской области, где находятся одни из крупнейших в мире месторождений железной руды.

Также в конце февраля и в начале марта россияне предприняли попытки взять в окружение Николаев, а также через север области пойти на запад, выйдя на границы Приднестровья и отрезав таким образом Одессу от остальной части Украины.

Однако эти движения были остановлены ВСУ и каких-либо успехов здесь армия РФ не добилась.

Какова теперь стратегия Украины и России?

Главной особенностью этой войны является превосходство России в воздухе и в современном ракетном вооружении. Поэтому российская армия ежедневно наносит ракетно-бомбовые удары по украинским городам, военным и промышленным объектам, складам с горючим и боеприпасами, инфраструктуре. Под удары попадают и жилые дома, что приводит к большим жертвам среди мирных жителей. Многие города, которые оказались в центре боевых действий практически разрушены. Там нет воды, света, отопления, а нередко и связи.

Часть ракет и самолетов сбивает украинская система ПВО, но остальные достигают цели.

В то же время на земле российская армия не ведет активных наступательных действий, кроме как на Донбассе и вокруг него.

Что вполне объяснимо.

Изначально общая численность группировки вторжения по максимальным оценкам (включая силы «ЛДНР») составляла до 200 тысяч человек. При том что совокупная численность ВСУ и Нацгвардии на начало войны была более 300 тысяч, а сейчас значительно увеличилась за счет мобилизации.

На успех при таком соотношений сил российская армия могла рассчитывать только в одном случае – если бы ВСУ не оказали бы серьезного сопротивлений, а система управления войсками сразу же “посыпалась”.

Но произошло все с точностью до наоборот.

ВСУ оказывает стойкое сопротивление, закрепляясь в городах, а также в ключевых стратегических точках на пути движения российских войск. А очень грамотные и умелые действия украинских артиллеристов, которые накрывают огнем из орудий и РСЗО позиции противника, признают даже в армии РФ.

Не оправдались надежды (если таковые были) и на массовую поддержку населения даже на юго-востоке, где традиционно к России относились хорошо. Но это уже все в прошлом. Открытая агрессивная война, которую начала РФ против Украины, обстрелы городов и большие жертвы среди мирных жителей, разрушение инфраструктуры и мирной жизни, настроили даже многих ранее лояльных граждан против России и Путина и консолидировали общество для защиты от вторжения.

В таких условиях, при отсутствии численного превосходства, российская армия в Украине не способна решить масштабные задачи вроде окружения Киева или даже Харькова, Николаева и Одессы. Кроме того, отсутствие сил для закрепления в тылу (то есть для создания военных комендатур и гарнизонов во всех городах в тылу) ставит под постоянный удар пути снабжения российских войск в Украине.

А мобилизацию российские власти пока объявлять не торопятся (видимо, чтоб не провоцировать недовольство населения, которому события в Украине подаются не как полноценная война, а как некая ограниченная “спецоперация”, в которой “участвуют только контрактники”).

Поэтому сейчас тактика России заключается в том, чтобы сконцентрировать ресурсы на каком-то одном направлении (сейчас это Донбасс), а на всех остальных перейти к обороне, сковывая украинские войска. При этом, видимо, российские военные полагают, что, благодаря своему превосходству в воздухе, они смогут отбить возможные контрнаступления ВСУ, как только украинская армия выйдет из городских укрепрайонов в “чисто поле”.

В случае, если РФ удастся добиться поставленных целей на Донбассе и взять Мариуполь, то высвобожденные силы будут брошены на другие направления. Например, на атаку в сторону Приднестровья (чтоб отрезать Одессу от Центральной Украины) и/или на окружение Харькова.

В то же время ВСУ могут поломать этот план, если организуют успешное контрнаступление. Например, под Киевом. Если сумеют отогнать российские войска от столицы, то это позволит перебросить силы ВСУ на другие направления. Например, на Донбасс.

Об этом, кстати, сегодня сказал губернатор Луганской области Сергей Гайдай. Он рассчитывает, что будет нанесен контрудар под Киевом, после чего освободившиеся силы бросят на помощь ВСУ на Донбассе.

То есть обе стороны имеют примерно одинаковую тактику на ближайшее время – добиться успеха на одном из выбранных направлений и перебросить освободившиеся силы на другие участка фронта, добившись таким образом перелома хода войны в свою пользу.

Также открытым остается вопрос – может ли Россия направить на фронт дополнительные резервы, чтобы возобновить наступление сразу на нескольких участках, а также ускорить решение задачи по захвату Донбасса.

Это вопрос, ответ на который прямо повлияет на ход дальнейшей войны. Пока на этот счет поступает очень противоречивая информация. По данным из разных источников, РФ некоторые резервы подтягивает. Но пока непонятно – хватит ли их на что-то большее, чем просто на компенсацию уже понесенных потерь.

Когда закончится война?

В целом, уже понятно, что если Россия не откажется от первоначальных целей (военный разгром ВСУ и принуждение украинской власти к выполнению своих условий), то война будет очень длительной даже в случае если российские войска смогут добиться успехов в своем нынешнем наступлении на Донбассе.

С еще большими жертвами и непонятным исходом, учитывая экономический удар по России, который наносят введенные Западом санкции, а также ограниченность задействованных Россией военных ресурсов в Украине. Чтоб преодолеть последнюю проблему нужно объявлять в РФ мобилизацию, что создает риск резкого падения поддержки среди населения и самой войны в Украины, и в целом политики Путина. С перспективой политической дестабилизации.

С другой стороны, и Украина находится в крайне тяжелом положении.

Война полностью разрушает экономику и инфраструктуру. Без света и воды сидят уже многие города, а если РФ продолжит наносить ракетные удары по системам жизнеобеспечения (а возможно и увеличит их), то подобная участь может ждать целые регионы. Превосходство России в воздухе и в ракетном вооружении делает проблематичной задачу быстрого изгнания российской армии с территории Украины силами ВСУ без прямой военной поддержки стран НАТО (при том что Альянс чуть ли не ежедневно заявляет, что вмешиваться в войну не намерен, а готов лишь помогать оружием и то далеко не всем тем, что просит Украина).

Да и в целом, чем дольше идет война и чем больше потери Украины, тем сложнее будет украинской власти сохранять нынешнюю консолидацию общества, отбиваться от обвинений в “зраде” и удерживать ситуацию в стране под своим контролем.

Экономика России серьезно страдает от санкций (особенно сильный удар пришелся по многим отраслям промышленности, которые испытывают проблемы с поставками комплектующих). Однако высокие цены на энергоносители и невозможность для Европы прямо сейчас отказаться от импорта российского газа отчасти компенсирует санкционные потери РФ и позволяет финансировать продолжение войны (особенно если удастся реализовать идею Путина перевести расчеты за газ в рубли).

Кроме того, был расчет Запада на то, что отсутствие быстрого военного успеха России в Украине, а также вал санкций против Москвы побудит Китай дистанцироваться от Путина и не помогать ему преодолевать последствия санкционного давления. Но пока этот расчет не оправдывается. Пекин и Москва по большинству вопросов действуют согласовано. И руководство КНР очень жестко реагирует на требования со стороны Запада не помогать России.

Таким образом, продолжение войны и для России, и для Украины не сулит быстрой победы, а сопряжено с очень большими потерями и рисками катастрофического масштаба для самого существования обеих стран.

Именно поэтому и продолжаются переговоры, которые, к слову, стартовали буквально через несколько дней после начала войны.

И, несмотря на публично высказанные диаметральные позиции по озвученным условиям России, они не прерываются.

Правда, пока компромиссы нащупываются с очень большим трудом. Есть лишь один пункт, по которому стороны близки к согласию – это внеблоковый статус Украины. На это в принципе готов Зеленский, но не все и здесь просто.

Украина увязывает это с предоставлением гарантий безопасности от ключевых западных стран и Турции. Но пока никто с Запада публично не подтвердил, что такие гарантии он готов Киеву давать.

Кроме того, на Западе к переговорам неоднозначное отношение.

Если в Западной Европе хотят, чтобы война (очень болезненная для ее экономики) быстрее закончилась, а потому наверняка будут приветствовать, если стороны придут к компромиссу, то из США звучат тревожные нотки. Там опасаются, что согласие Зеленского на выполнение хотя бы части требований России позволит Путину чувствовать себя победителем и покажет, что при помощи войны он может решать свои внешнеполитические задачи.

Также соглашение о мире, скорее всего, будет увязано Россией с отменой санкций Запада. По этому поводу из США и ЕС также не звучит никаких конкретных обещаний.

В общем, даже по пункту о нейтралитете есть вопросы.

А по остальным требованиям России (“денацификация”, “демилитаризация”, признание российского статуса Крыма и независимости “ЛДНР”) у Киева прямо отрицательная позиция.

А Россия отказываться от этих требований не готова.

В целом, обе стороны сейчас столкнулись с тем, что трудно будет объяснить обществу, зачем принесены такие большие жертвы, если по итогу часть требований противника все равно удовлетворено. Особенно это касается Украины, где противники Зеленского уже начинают качать “зраду” по поводу переговоров с Россией.

Да и в Москве не все просто. Сам ход войны ставит под вопрос статус РФ как военной сверхдержавы. А потому идти на какие-то серьезные уступки в Кремле не хотят.

Но, с другой стороны, как писалось выше, общее понимание того, что войну нужно быстрее заканчивать, и в Москве, и в Киеве уже присутствует.

Вопрос лишь, на каких условиях.

И ответ на этот вопрос, судя по всему, и определится в зависимости от ситуации на фронте.

Сможет ли Россия окончательно взять Мариуполь, окружить группу украинских войск на Донбассе (и если сможет, то как быстро)? И сможет ли Украина организовать успешное контрнаступление?

После того как станет понятна ситуация с этими моментами, станет ясна и переговорная позиция обеих сторон. А значит, и сами переговоры могут выйти на финальный этап.

И появится шанс закончить войну.

Комментарии