В войне России против Украины наступили знаковые перемены, ранее фигурировавшие как предположения. Уже можно с уверенностью сказать, что российские войска отступают из Киевской области, и ВСУ начала возвращать контроль над ранее захваченными районами.

Военное и политическое руководство Украины, правда, оценивает происходящее сдержанно, говоря, что уходящие части, по всей видимости, будут переброшены на юго-восток страны, прежде всего, на Донбасс, где накал боев, напротив, нарастает.

Это можно расценивать как изменение Кремлем целей войны. А точнее их уменьшение. Уже не контроль над всей Украиной, а выход на границы Донецкой и Луганской областей.

Такой поворот породил версию, что это является подготовкой России к объявлению о завершении своей “спецоперации”, в случае, если такие “минимизированные” цели будут выполнены. И вновь активизировало разговоры о том, что вскоре между Украиной и Россией будет подписано перемирие.

Тем более, что встреча в Стамбуле по этому поводу вызывала осторожный оптимизм – украинская сторона передала свои предложения России по мирному урегулированию в центре которых лежит внеблоковый статус Украины в обмен на международные гарантии безопасности (которые должна дать, в том числе и Россия, а также США, Китай, Британия, Франция и другие державы).

Однако, после этого с Запада пошли неоднозначные сигналы. Судя по сливам в заокеанских медиа, США и союзники пока скептически относятся к идее предоставления гарантий безопасности Украине в случае объявления ею нейтралитета, а это краеугольный камень возможных договоренностей с Россией.

Каким по итогу может быть глобальное соглашение о мире, анализирует “Страна“.

Грядут перемены

Ход войны между Украиной и Россией определенно меняется.

РФ отступает на киевском направлении, отводя части в Беларусь. Но это не окончательный вывод в Россию, а, вероятнее всего, с целью переформирования и переброски на юго-восток Украины — по всей видимости на Донбасс, где теперь будут происходить главные сражения.

Во-первых, на севере региона, где идет наступление российских войск со стороны Изюма, во-вторых, в Мариуполе, в которому идут городские бои, и, в-третьих, вдоль бывшей линии разграничения, которую противник пытается прорвать.

Судя по всему, вновь активизируются боевые действия и на юге страны — прежде всего в Николаевской области, которая прикрывает одесское направление.

“Хотел заниматься посевной, экономикой, трудоустройством, но планы поменялись. Возвращаюсь в информационное сопровождение. Сейчас дадим чуть по ж@пе этим муд@кам”, – заявил в пятницу председатель Николаевской облгосадминистрации Виталий Ким.

Руководство Украины также считает, что противник перегруппировывает силы.

“Мы знаем их замыслы. Знаем, что они планируют, и что они делают. Знаем, что они убираются из тех направлений, где мы их бьем, чтобы сосредоточиться на других, очень важных. На тех, где нам может быть сложно”, – заявил в последнем ночном обращении президент Владимир Зеленский. По его словам, ситуация на Донбассе и юге остается “крайне сложной”.

Там, а также на Харьковском направлении “российские войска накапливают потенциал для мощных ударов. “Будем защищаться”, – сказал Зеленский.

Вместе с тем, планы российского командования нужно рассматривать и через призму переговоров — официальных и закулисных, активно продолжающихся между воюющими сторонами.

Это фактически подтверждает советник главы Офиса президента (ОП) Алексея Арестовича.

По его словам, Россия бросает значительные силы на юго-восток, чтобы получить более-менее приемлемый результат к важной дате — Дню Победы 9 мая и одновременно усилить свои переговорные позиции.

“К 9 мая (российские военные и курируемые ими части “ЛДНР” – Ред.) должны продемонстрировать Путину некий результат или победу. Для усиления позиции Россия может взять Мариуполь или попытаться окружить ВСУ в зоне ООС”, – заявляет Арестович.

Слухи о том, что Путину хотят показать успехи к 9 мая, курсируют и в дипломатических кругах, как говорят источники “Страны”.

Для Кремля некая победа (или что-то выданное за таковую) может стать основным элементом фона встречи президентов Зеленского и Путина, подготовка которой, как дают понять стороны, продолжается.

В принципе обе встречи, на которых были подписаны Минские соглашения по Донбассу, проходили после серьезных поражений украинской армии (под Иловайском и Дебальцево). Правда, не факт, что в этот раз российскому военному командованию будет чем хвастаться. Но однозначно: украинскую армию ждут тяжелые бои на Донбассе и вообще на юго-востоке, исход которых способен серьезно повлиять на результат переговоров.

Влияние на переговоры

По заявлениям украинской стороны, на переговорах перестали обсуждать так называемую “демилитаризацию” и “денацификацию” Украины. Возможно, так оно и есть: российская сторона в последнее время аккуратно обходит эти темы в комментариях насчет хода переговорного процесса. Или же их просто перевели в неофициальную часть, учитывая болезненность восприятия этих пунктов в Украине. Зеленскому и без того хватает обвинений в “зраде” со стороны ура-патриотов.

При этом другие требования, которые Киев называет для себя однозначно неприемлемыми, – признание российского статуса Крыма и независимости “ЛДНР” Кремль не снимает.

В общем, пока единственная точка, по которой более-менее сходятся обе стороны – это нейтральный статус с международными гарантиями безопасности.

Политолог Руслан Бортник обращает внимание, что переговоры идут на самом деле в нескольких форматах, при том что всеобщее внимание приковано к встречам и видеоконференциям официальных делегаций.

“Переговоры делегаций во главе с Арахамией и Мединским (лидер фракции “Слуги народа” в Верховной Раде, руководитель украинской делегации Давид Арахамия и глава делегации России Владимир Мединский — Ред.) – это одна коммуникация. Другая: бизнесмен Роман Абрамович ведет закулисную межэлитную коммуникацию, общаясь, возможно, с президентами обеих стран или хотя бы ближайшими советниками, и представителями неких третьих стран — возможно, Великобритании и Турции. И третий переговорный уровень — это диалог бизнес-групп, причем довольно серьезный, влияющий, судя по всему, даже на выбор целей в украинских регионах для ударов российской армии и интенсивность боевых действий”, – полагает эксперт.

По результатам данных переговоров рисуются контуры потенциальных договоренностей. Причем, возможно, самый важный в этом плане канал — межпрезидентский, откуда нет “утечек”, отмечает политолог Бортник.

“Ясно, что принципиального решения о заключении неких соглашений, после которых наступает политическая ответственность, пока главами обоих государств не принято”, – делает выводы эксперт.

Союзники дают понять

Проблемы у Зеленского возникли с той стороны, которая считается наиболее дружеской в это сложное для Украины время.

Как сообщило CNN со ссылкой на источники, США и их союзники сейчас обсуждают просьбу Киева о гарантиях безопасности в случае отказа от НАТО и объявления о нейтралитете в качестве уступки России, чтобы положить конец войне (такой вариант продвигает на переговорах Украина). Но, похоже, Запад не готов к таким обязательствам. Некоторые представители администрации Байдена признают, что еще одно соглашение типа Будапештского меморандума не будет полезным, а один западный чиновник сказал CNN, что “всего, кроме полной приверженности защите Украины, украинцам будет недостаточно”.

Киев, напомним, настаивает о международном договоре о гарантиях безопасности от постоянных членов Совбеза ООН (включая Россию), а также Турции, Германии, Польши и ряда других стран.

Однако сомнения на Западе насчет подобных соглашений могут поставить крест на таком плане Украины, что подорвет и переговорный процесс с Россией, нейтралитет Киева — главное требование которой.

Впрочем, эксперт по международным вопросам Николай Капитоненко считает, что рано говорить о кризисе идеи и потенциальном срыве переговоров.

“Мы видим пока только общие наброски, непонятно, как все будет в итоге работать: при таких гарантиях как будут и будут ли вообще за нас воевать, какой порядок помощи окажут.

Позиции вовлеченных государств еще будут не раз меняться. И многое зависит, как будет развиваться война. Пока что мы видим общий обмен идеями, в том числе и путем “сливов” прессе”, – прокомментировал он “Стране”.

Варианты итогов переговоров

В отношении военной кампании как раз больше ясности, исходя из обстановки на фронтах. Как сказано выше, просматривается сосредоточенность России на юго-востоке и конкретно на Донбассе. Политолог Бортник говорит, что не удивится, если российские войска действительно следом за Киевской покинут также Черниговскую области для “минимизации” потерь и концентрации на участках, которые они считают для себя перспективными.

“Возможно, они надеются на доминирование в воздухе, которое позволит предотвратить масштабное контрнаступление Украины здесь. Вероятно, они попытаются удержать за собой юг и даже расширить занятую территорию за счет Николаева и Одессы”, – рассуждает эксперт.

В тоже время, по словам Капитоненко, по итогу, после заключения некоего соглашения о перемирии, российские войска могут уйти вообще со всех занятых посе 24 февраля территорий кроме Донбасса.

Но есть и другие прогнозы. В России, например, в меда-кругах близких к силовых структурам активно циркулирует идея, что уже занятые территории на юге страны (Херсонскую и Запорожскую области) нужно “оставить себе”.

Политолог Вадим Карасев также не исключает, что РФ попытается “застолбить” за собой “сухопутный коридор” в Крым и всей территории Донецкой и Луганской областей с целью расширения “ЛДНР”. “После провала блицкрига Путина это сойдет за оправдание войны и потерь”, – комментирует Карасев “Стране”.

Другое дело, что Киев повторяет: на территориальные уступки он никогда не согласится. Но, в конечном итоге, все решит ситуация на фронте – где его линия будет проходить на момент финала мирных переговоров.

“Зависит какой будет статус-кво в войне в тот момент. Если Россия сохранит за собой Крым и Донбасс, может повториться история с Южными Курилами, которые Япония недавно назвала оккупированными Россией. Мирного договора после 1945 года из-за Курил между Токио и Москвой нет. Но не воевать же до бесконечности. Вопрос территорий остается неурегулированным и отставленным в сторону. Однако сначала СССР, потом Россия и Япония имеют дипломатические отношения, торгуют с разной степенью интенсивности. Подобный вариант может быть повторен в нашем случае. Однако открытым остается вопрос занятых районов на юге, включая Херсон. В любом случае война, удивившая стойкостью Украины, продолжается, и о ее итогах пока говорим чисто гипотетически и с верой в наш народ”, – говорит политолог Вадим Карасев.

Наконец, еще один прогноз дал советник главы Офиса президента Михаил Подоляк. Он считает, что Россия будет стремиться удержать за собой юго-восток в любом случае. При этом она выберет такой формат войны, который не будет для нее изнурительным.

“Афганизации” и длительного, изнурительного для России конфликта, как кто-то ожидает, не будет. РФ уйдет со всех территорий, кроме юга и востока, попытается там наглухо окопаться, поставить ПВО, резко снизить потери и диктовать условия”, – сказал он.

То есть, по логике Подоляка, Россия хочет и дальше вести боевые действия на украинской территории (но минимизировав свои потери) до тех пор, пока Киев не согласится на условия Москвы с учетом разрушительных последствий продолжения войны для Украины.

Для того, чтобы поломать такой сценарий, по мнению Подоляка, Украине нужны поставки с Запада тяжелых вооружений.

Комментарии