По данным Министерства иностранных дел, за решеткой зарубежных тюрем содержится более 290 украинцев. Большинство из них подозревают в перевозке мигрантов, а также в контрабанде взрывчатых веществ и сигарет. Однако родственники моряков уверены, что они оказались втянутыми в незаконные морские перевозки против своей воли. 112.ua разбирался, как украинцы попадают за решетку

Как сообщают в Профсоюзе работников морского транспорта Украины, почти 300 наших соотечественников задержаны в Греции, Италии, Испании, Франции, Ливии и Нигерии. Большинство из них арестованы по подозрению в перевозке мигрантов. “Только в греческих тюрьмах пребывает около 160 украинцев. Это более половины, из которых 20-30 человек проходят по статье о контрабанде. Все остальные задержаны из-за перевозки нелегалов”, – описывает ситуацию Андрей Шевченко, руководитель проектов благотворительной организации “Фонд помощи морякам “Ассоль”.

Солнце, море, яхта и легкие деньги – на такую приманку представители организованной преступности ловят украинских заробитчан. Совершая преступления под давлением обстоятельств и попав в лапы чужеземного правосудия, они часто не осознают, в чем именно их обвиняют. “Как правило, третьи лица нанимают людей без профессиональной подготовки для работы на туристическом катере на курорте, например, в Турции. Украинцам обещают высокую зарплату, и они соглашаются на такую работу. В момент трудоустройства они могут не знать о том, что будут перевозить нелегальных мигрантов. Но когда оказываются на одном борту с нелегалами, перед ними стоит выбор: соглашаться и совершить преступление и в случае ареста получить срок или отказаться и потерять “контракт” и деньги за перелет”, – объясняет правозащитник в сфере морского права и трудовой миграции Николай Гольбин.

По словам экспертов, с такими работниками часто не подписывают даже трудовой контракт, а на борту яхты они числятся как пассажиры. Однако для правоохранительных органов это не оправдание: в тюрьму сажают тех, кого поймали, то есть “исполнителей”. При этом яхту злоумышленники чаще всего регистрируют на офшорные компании, а наймом экипажа занимаются подставные лица, поэтому выйти на действительного организатора перевозки почти невозможно. “Мафия и организованные группировки, которые занимаются перевозкой контрабанды и нелегалов, фрахтуют судна в плохом состоянии. Такое судно не жалко бросить в случае провала операции и его ареста правоохранительными службами”, – добавляет член Коллегии юристов морского права Украины и партнер адвокатской компании Black Sea Law Company Евгений Сукачев.

Родственники осужденных моряков жалуются, что заморские стражи закона с ними плохо обращаются и не выполняют своих обязательств. “До судебного заседания полиция Греции провела всего лишь один допрос свидетелей и подозреваемых. Перед судом моему брату предоставили документ, где на греческом языке было написано, в чем его обвиняют. Он даже понять не мог, что там написано, и не мог самостоятельно выстроить линию защиты. На суде переводчика предоставили, но он переводил только вопрос судьи, а что там говорил прокурор и другие свидетели – непонятно. Кроме того, после суда не предоставили само постановление о приговоре. Как минимум, копия этого документа должна выдаваться заключенному на руки, чтобы он мог его обжаловать в апелляционном суде”, – рассказывает брат арестованного в Греции Юрия Красюка.

Тамошние бесплатные адвокаты представляют свои услуги некачественно, и украинцы, попав на скамью подсудимых в другом государстве, могут рассчитывать только на помощь консульства. “По моим наблюдениям, оправдали и отпустили на свободу только 10% осужденных украинских моряков, причем преимущественно тех, кто нанимал платного адвоката. А эти услуги недешевые: от 2 до 8 тыс. евро. Что касается консульства, то, на мой взгляд, оно делает все, что может. Пишут ноты, требования, но на судопроизводство они повлиять никак не могут. Это дела, которые тянутся не год и не три, в зависимости от того, какие сроки следственных действий и процедуры обжалования приговора прописаны в законе”, – объясняет Андрей Шевченко.

Ящики Пандоры. Контрабанда

“Однажды стамбульская компания наняла меня на старый пароход 74-го года, который надо было переправить из Одессы в Турцию для распила на металлолом. По документам судно было пустым. Во время шторма по килю пошла трещина, поэтому мне понадобилось спуститься в трюм. Спускаюсь, а там ящики стоят – 8 тысяч, а в каждом по 50 блоков сигарет. Судовладелец решил устроить прощальное турне для корабля и подставил экипаж. Ну, мы с капитаном посоветовались и решили выкинуть все ящики за борт, прямо в море”, – рассказывает нам Александр К., старший помощник капитана.

По морским законам, чтобы снять с себя ответственность за преступление, экипаж корабля должен сообщить в порт прибытия или другой ближайший порт о выявленном незаконном грузе. В таком случае правоохранители этой страны для проведения следственных действий арестуют груз и судно, которое впоследствии продадут на аукционе. “Но мы не хотели забивать эфир этим сообщением. И потом, была бы лишняя волокита с оформлением бумаг. Мы встали на якорь в 2 милях от берега в турецком порту Алиага и ждали агента для оформления прохода судна. Ночью к нам подоспели бравые друзья судовладельца на моторных лодках. Угрожали ножами всему экипажу из 7 человек, обещали расправиться с капитаном, ранили старшего механика и почему-то думали, что мы продали эти сигареты прямо в море. Говорили, что если мы спустимся на берег, они будут нас там ждать. А судовладелец не платил нам за рейс 3 недели, пока мы не обратились к консулам и в профсоюзы. У нас не было денег на то, чтобы вернуться в Украину, мы жили на корабле, пили воду из-под кондиционера и ловили рыбу…”, – вспоминает свое приключение Александр.

Если бы не превратности погоды и не шторм, из-за которого надо было спускаться в трюм, контрабанда осталась бы незамеченной, и тогда вся вина легла бы на экипаж. Однако следует заметить, что за содержимое запломбированных еще в порту контейнеров экипаж ответственности не несет: его задача следить за тем, чтобы пломбы не были сорваны и повреждены.

Reuters

“Но по факту эти прописные истины соблюдаются не в каждой стране. Вот несколько примеров. В Греции в прошлом году задержали экипаж судна Mekong Spirit, которое перевозило промышленную эмульсию для буровзрывных работ в горнодобывающие районы. По документам все совпадало, контейнеры были запломбированы. Но греческие правоохранители посчитали, что груз везут в обход властей для террористических операций. Та же ситуация с судном “Андромеда” случилась в январе этого года. Что касается задержанных украинских моряков за контрабанду топлива в Ливии и Нигерии, то там немного другая история. Например, танкер выходит из государственного порта в другой порт, который контролируют повстанцы. Таким образом, одна сторона не признает законность груза от другой стороны и считает это контрабандой. А моряки остаются заложниками ситуации и задерживаются “до выяснения обстоятельств”. В некоторых государствах это такая политика: накажем невиновного, чтобы остальные побоялись“, – рассказывает Андрей Шевченко.

Моряки рассказывают, что в европейских портах проверка судна проводится очень тщательно, поэтому там незаметно пронести контрабанду нельзя. “Простукивают межтрюмные пространства, проникают в любое место, куда можно попасть, а куда нельзя проникнуть физически, проверяют приборами. Ходят специально натренированные собаки, которые, даже если им брызнуть в нос керосином, все равно унюхают наркотики. Спецслужбы там работают профессионально. То есть контрабанду на торговом судне перевезти почти невозможно”, – рассказывает третий помощник капитана Станислав Б.

По словам моряков, если все-таки контрабанду и перевозят, то должен быть налажен сбыт в порту выгрузки и связи с заинтересованными портовыми службами. “Если речь идет о крупных партиях, то офицерский состав обязательно будет в курсе, а младший экипаж может не знать о незаконном грузе. Но наказывать будут всех. Согласно уставу, все члены экипажа, выявив любой подозрительный факт, обязаны доложить об этом капитану, потому что в итоге именно капитан отвечает за все юридически. Бывают, конечно, случаи, когда он не может знать. Особенно если речь идет о двух-трех блоках сигарет, которые кто-то купил, но не внес в список личных вещей экипажа”, – добавляет Станислав.

Сами моряки сетуют, что в “черных” портах высокая степень коррупции, и чиновники портовых служб могут потребовать взятку даже без всяких нарушений, на которые нужно “закрыть глаза”.

“Происходит это очень просто. На борт приходят официальные портовые власти и говорят, что, допустим, в выгруженном грузе найден кокаин. Приводят какого-то человека и называют его заказчиком-получателем наркотиков, который указывает на кого-то их экипажа. Или говорят, что содержимое груза не совпадает с тем, что задекларировано документально. А потом в беседе с глазу на глаз вымогают у капитана, допустим, 10 тыс. долл. Естественно, капитан в отказе и платить ничего не хочет, поскольку знает, что ни в чем не виноват ни он, ни его экипаж. “Ценник” растет, судно простаивает, судовладелец требует объяснения причин… И тут перед экипажем возникает дилемма: заплатить и пойти дальше в рейс или платить. Причем платят часто из своего кармана сами“, – рассказывает капитан дальнего плавания Александр Л.

В поисках лучшей жизни. Мигранты

В поисках безопасности и лучших условий жизни мигранты готовы на все: прячутся в торговых судах, едут в под завязку набитых рыболовецких шхунах. Несмотря на то что многие из них погибают по дороге, “счастливый билет” для них стоит минимум 1,5 тыс. евро. По информации иностранных СМИ, иногда стоимость перевозки одного человека превышает 8 тыс. евро. Впрочем, не только беженцы из восточных стран готовы жертвовать ради лучшей доли: украинцы отправляются за границу за тем же.

“В прошлом году мой муж устроился работать в Турции механиком на корабле, который должен был перевозить продовольственные товары в Италию. Две недели не шли в рейс, а когда наконец отошли от берега, он с товарищем пошел осматривать корабль. Они обнаружили, что в трюмах вместо груза было много людей. Спросили у капитана. Он не говорит по-русски, но показал жестом, мол, все ОК. Они поняли, что оказались в беде, но корабль был уже далеко от берега. Через день к кораблю подошел быстроходный катер, на который капитан перескочил, оставив всех людей на борту. Муж с другими членами экипажа пытались управлять судном, но в капитанской каюте GPS–навигатор был установлен на определенный маршрут, включен авторулевой. Изменить траекторию движения они не смогли и решили плыть до какого-то берега. Но проблемы на этом не закончились. Начался шторм, заклинило двигатель, лодку просто качало по волнам… Было страшно. Кто-то из экипажа подал сигнал “SOS”, и к ним подошел грузовой корабль, забрал и доставил всех в порт Патры в Греции. Там моего мужа уже арестовали за перевозку мигрантов“, – рассказывает жена осужденного на 25 лет Валерия Березкина.

Брат его товарища по несчастью дополняет: “На допросе беженцы из Пакистана сказали, что увидели наших людей в первый раз уже на корабле и за поездку платили другим. Причем платили за поездку в Италию, а не в Грецию, куда их доставило грузовое судно. Но греческий суд признал организаторами незаконной перевозки почему-то моего брата и его товарища”, – рассказывает Виктор Красюк.

Похожей историей делится жительница Чернигова Татьяна Сидоренко, мама 24-летнего студента Сергея, который решил в марте этого года подработать поваром на круизном лайнере в Турции. “Ему оплатили поездку в Турцию, где он работал на корабле вместе двумя другими молодыми парнями подсобными рабочими. Первый месяц все было хорошо, Сережа присылал фотографии и видео, рассказывал, что там хорошо кормят и отпускают гулять по городу. Потом перестал выходить на связь. Через 2 недели мне позвонили из города Реджо-ди-Калабрия в Италии и сообщили, что Сережа арестован. Потом он мне рассказал, что им дали старую лодку и сказали перевезти ее на другой берег, где с ними рассчитаются за месяц работы. Они плыли и ничего не подозревали, курс был задан заранее по GPS-навигатору, который они не могли поменять. Ночью к их судну подплывают какие-то резиновые лодки с беженцами, они все перепрыгивают. Мальчики начали возмущаться и хотели сойти, но им пригрозили, что выкинут в море. Представьте, лодка 9 м длиной, а там 36 беженцев – курдов, как потом сообщили в полиции. Как они там поместились, не представляю. Так они доплыли до Италии, где их встретили карабинеры и сразу арестовали“, – с волнением рассказывает Татьяна.

Студент Сергей Сидоренко (в черном) весной этого года решил подработать поваром на круизном лайнере в Турции. Ему оплатили поездку в Турцию, где он работал на корабле вместе двумя другими молодыми парнями, подсобными рабочими. В итоге владелец судна подставил команду, и Сергей попал за решетку по обвинению в перевозке нелегалов. 112.ua

Правозащитники говорят, что схема с яхтами – самая распространенная. Третьи лица предлагают достойную оплату труда за границей, даже если у украинцев нет минимальных навыков управления плавсредством. “Нужно быть готовым к тому, что здесь что-то нечисто. Они думают, что баловни судьбы: кто-то предлагает высокую зарплату (от тысячи евро) без всяких документов, без прохождения медкомиссии, без получения лицензии. До момента трудоустройства моряки действительно могут не знать, что там затевается. Но когда он уже на яхте, на одном борту с нелегалами или контрабандой, тут все действия происходят сознательно”, – объясняет Николай Гольбин.

По его словам, в Греции из-за миграционного кризиса сейчас очень пристально относятся к подобного рода правонарушениям. Так, за перевозку одного нелегала можно “получить” до 10 лет. Но даже если экипаж перевозил 60 беженцев, никого осудить на 600 лет не могут, вопреки распространенной в СМИ информации: предельный и граничный срок по таким преступлениям – 25 лет. При этом с экипажа снимается ответственность за перевозку мигрантов, если он спас их от гибели в открытом море. Кроме того, согласно статье 26 Конвенции Совета Европы о мерах по противодействию торговле людьми, если преступление было совершено под принуждением, экипаж тоже освобождается от ответственности. “Но на практике довольно тяжело доказать, что все было сделано под дулом пистолета. И в данном случае бремя доказывания ложится исключительно на моряков”, – добавляет Гольбин.

Настоящие организаторы незаконных перевозок по морю неуловимы. Но заморским служителям правопорядка нужно кого-то наказать, если обнаружен факт преступления. Организаторами называют тот экипаж, который встречают в порту на одном борту с нелегалами, даже если они подневольно стали исполнителями.

Конечного бенефициара найти практически невозможно. Все продумано до мелочей. В 2001 году я приехал во Францию на работу на проданное с аукциона судно, которое было когда-то арестовано береговой охраной Франции. Оно было брошено в 7 км от побережья. Набитое наркотиками и нелегалами, оно вышло из стран Ближнего Востока. Как только подошло к берегам, капитан выкинул судно на мель, спустил нагруженные людьми и контрабандой шлюпки, а сам скрылся в неизвестном направлении. Это была старая посудина, купленная по цене металлолома на один рейс до берегов Франции…”, – вспоминает капитан Александр Л.

Чтобы организовать незаконную перевозку с наименьшим риском, мафия покупает старые, дешевые судна, которые не жалко отдать под арест или даже потопить. Такие судна регистрируют под “удобным флагом” стран, которые непритязательно относятся к техническому состоянию плавсредства, могут отказать в запросе на получение информации о владельце, предлагают упрощенную процедуру регистрации и низкое налогообложение.

Кроме того, маленькие яхты не вызывают сильного подозрения, а проконтролировать их все нельзя: в отличие от крупных суден, траектория их движения не отслеживается по спутниковой связи. Они могут подплыть к любому дикому острову и высадить нелегальных пассажиров, оставаясь незамеченными для портовых служб. Эксперты считают, что в сети береговой охраны попадает не более 10% таких перевозок.

“Чтобы пересечь границу ЕС, работают по такой схеме: яхта получает в одном порту разрешение на поездку в другой порт вместе с Crew-list – документом, свидетельствующим об экипаже. Но по пути в порт назначения они ненадолго делают остановку. 10—15 минут достаточно, чтобы набрать на борт нелегальных пассажиров. Иногда к яхте уже подплывают на резиновых лодках”, – объясняет Евгений Сукачев. При этом если яхта находится под “удобным флагом”, к ней применяется упрощенная процедура досмотра, да и то только в том случае, если судно вызвало подозрение.

Защитить себя невероятно трудно

Родственники арестованных жалуются, что иностранные правоохранители не соблюдают права человека и нарушают установленные процессуальные правила судебного следствия. “Или на борту, или в участке дают документы и говорят, чтобы их подписывали. Документы на иностранном языке, переводчика дают не всегда. Для того чтобы их подписать, требуется, как минимум, время на ознакомление совместно с адвокатом. А в документе речь идет о признании вины”, – рассказывает правозащитник Николай Гольбин.

При этом со стороны украинского консульства помощи тоже мало. Мне позвонили из тюрьмы и сказали, что Сережа признал свою вину. Мол, таким образом, сотрудничая со следствием, он получит всего 2 года тюрьмы. Хотя когда я разговаривала с сыном, он сказал, что своей вины не признавал и никакие документы не подписывал. При этом мне не выдают процессуальный документ, где он эту вину признал. Я не знаю, кому верить… За 2 месяца, что он был в тюрьме, никто из украинского консульства не пришел его проведать“, – жалуется мама задержанного в Италии за перевозку мигрантов Сергея Сидоренко.

По данным исследования, проведенного в 2012 году Международным центром защиты прав моряков (SRI), 81% моряков ощутили на себе несправедливое отношение во время расследований преступлений. В связи с участившимися случаями нарушения прав украинских граждан-моряков за границей, в начале октября МИД и Профсоюз работников морского транспорта Украины (ПРМТУ) презентовали проект “по предупреждению привлечения моряков к преступлениям на море, обеспечению защиты их прав на справедливое обращение во время криминальных производств, в местах досудебного содержания и в учреждениях отбывания наказаний”.

“Необходимость реализации проекта уже поддержана четырьмя профильными учреждениями Организации объединенных наций, а именно Международной морской организации, Международной организацией труда, Международной организацией миграции и Управлением ООН по наркотикам и преступности”, – добавляют в пресс-службе ПРМТУ.

“Однако юридическую защиту украинским морякам консульство не предоставляет. Можно обратиться к бесплатному адвокату, которого предоставляет страна-обвинитель, но это, как правило, неопытные и незаинтересованные в деле специалисты. Родственникам приходится рассчитывать в основном на помощь платных адвокатов, которые нанимаются через украинские адвокатские службы”, – объясняет Гольбин.

За услуги платного адвоката за границей придется заплатить от 2 тыс. евро. Ирония: поехали на заработки, а в итоге отдали последние деньги… 

Профессиональные моряки тоже не верят в эффективность помощи со стороны украинских консульств. “Наш профсоюз существует только номинально, на бумаге. Не знаю ни одного случая, когда украинский профсоюз или консульство помогли морякам. Если моряк состоит в международном профсоюзе (ITF), тогда иностранные службы действительно могут помочь. Но Украина до сих пор не ратифицировала “Конвенцию о труде в морском судоходстве” за 2006 год”, – отмечает капитан Александр Л.

Комментарии